пятница, 25 ноября 2011 г.

Национальный костюм кумыков

Географическая изолированность горного Дагестана помогла сохранить до наших дней костюмы тысячелетней давности даргинцев, лакцев, аварцев, лезгин и других этносов. Даже сегодня на улицах крупных дагестанских городов можно увидеть колоритных горцев и горянок из аульской глубинки в сложных этнических костюмах. Правда, сегодня только старшее поколение горцев донашивает эти одеяния, иногда слегка модифицированные временем. Одежда же большинства населения республики изменилась уже к середине XX века, когда вместе с общественными преобразованиями распространение получил и европейский костюм.
Дагестан - край не только гор, но и обширных равнин и предгорий, занимающих более половины территории республики. На равнинах издревле проживали кумыки - народ, численность которого сегодня насчитывает около 300 тыс. человек. Вхождение с 60-х годов XIX века северного кумыкского края вместе с Кабардой, Осетией и Чечней в Терскую область с центром во Владикавказе способствовало усилению этнокультурных, экономических связей этих народов. Заимствовали северные кумыки у своих соседей и элементы одежды. На костюм южных кумыков, соседствовавших с дербентскими азербайджанцами и горскими евреями, а также ногайцами, некоторое влияние оказала культура этих народов. Поэтому кумыкский костюм значительно отличается от горского. Женская одежда кумычек многообразна по крою, материалам, цветовой гамме, декоративной отделке. В силу замкнутости быта женский костюм больше мужского сохранял самобытность, архаические черты, отражая нравы и обычаи народа. Инородные элементы проникали через одежду высших сословий, где были приняты межнациональные браки, а потому более открытых влияниям.
Туникообразная рубаха, бытовавшая у народов горного Дагестана (аварцев, лакцев, даргинцев) как основная и единственная форма, у кумыков носилась исключительно как нательная одежда. Она имела 4 разновидности: "гейлек" (от кумыкск. - "простейшая рубаха"), употреблявшаяся как исподнее и домашнее платье; "тюз гейлек" (от кумыкск. - "правильная рубаха"); "бузма-гейлек" и "орьян гейлек" (от кумыкск. - "верхняя рубаха").
Примечателен крой рукава одного из видов рубахи. Он состоял из двух деталей: верхней (шириной 40-45 см) и нижней, расширяющейся до 120-140см. Рукав целиком скрывал кисть руки. Рубаху с такими рукавами носили с платьем "бузма" или "къабалай": во время танца (кумыкский танец, имеющий около 20 вариантов, относится к разновидности лезгинки) рукава закрывали лицо кумычки от посторонних глаз. Рубаху носили со штанами "шитан", "шалвар". Это длинные штаны с широким шагом, без боковых швов, узкие у щиколотки и довольно широкие в верхней части, со вставкой в виде ромба или широкой полосы между штанинами. Штаны поддерживались на бедрах плетеным шнуром из ниток или сутажа, протянутым в кулиску широкого пояса. Штаны-юбка ("генч балакъ штан") имели усложненный крой. Их верхняя часть, доходящая до середины бедра, повторяла крой узких штанов. Нижняя часть - широкая, заложенная складками или сборками. На эти штаны уходило 5-10 м ткани. Низ штанов выглядывал из-под платья или рубахи и поэтому украшался.
Верхнее платье имело несколько разновидностей, близких друг к другу по крою: "къаптал" - у северных, "бузма" - у южных кумыков. Распашное платье носили все кумычки независимо от возраста. Къаптал длиной до пят плотно облегал фигуру и по крою был схож с мужским бешметом. Отрезной по линии талии, он имел глубокий вырез, без воротника. Юбка собиралась в сборку или закладывалось складками и состояла из 8-10 клиньев. Рукава платья - втачные, узкие, до локтя со швом, а ниже - откидные, длиной до кисти. Лиф и откидная часть рукава - на подкладке. Къаптал застегивался на талии на 3-6 ювелирных застежек. Спереди и снизу из-под платья была видна рубаха "буз-ма-гейлек", а также низ нарядных штанов. Часто под платье надевали специальный нагрудник с украшениями, в этом случае вырез был более глубоким и овальным.
Молодые женщины носили платья из ярких разноцветных тканей, для более старших характерны были однотонные темные расцветки. Рубаха и платье отличались по цвету: нарядные рубахи шили из тафты желтого, красного или зеленого цветов, а платья - из набивного плотного шелка, а также плюша фиолетового, бордового и зеленого цветов. Борта, низ платья, край рукава обшивали галуном и узкой бахромой. Подобные платья перестали бытовать в 30-х годах XX века. Нарядное нераспашное платье кумычки, напоминающее по крою къяптал, называлось "къабалай" (другие народы Дагестана заимствовали его у кумыков). Спереди къабалай имел вставку "алдылыкъ", имитирующую нижнее платье. Къабалай имел двойные рукава: нижние - узкие с разрезом у запястья, верхние - широкие, откидные.
Зимней одеждой замужних и пожилых женщин была шуба. Молодые носили зимой ту же одежду, что и осенью, только лиф платья простегивался ватой. Теплую одежду им заменяли большие платки и шали.
Бытовали шубы двух типов: цельнокроеная с клиньями в боковых швах и отрезная по линии талии с широкой расклешенной юбкой, с глубоким вырезом и застежкой на талии. Рукава, борта и низ шубы оторачивались белой мерлушкой. Крытые шубы покрывались плюшем или бархатом и украшались галуном. Отдельная тема - головной убор кумычки. В традиционном костюме он был двухслойным: "чуткъу" (чепец) и платок. Чуткъу представлял собой мешочек прямоугольной формы, спускающийся до талии или бедер с повязками в виде лент у верхних краев разреза: при помощи лент убор плотно крепился на голове. В чуткъу спускали косы, а затем надевали его на голову и крепили лентами на затылке. Чуткъу носился постоянно. При посторонних женщина не могла появиться в одном чуткъу без верхнего головного убора. Платок ("явлукъ") считался основным видом головного убора и надевался поверх чуткъу. Особенно популярны были привозные платки из Персии, Турции, Средней Азии и России. Особое место занимают шелковые платки с набивным рисунком и бахромой "хара явлукъ", газовые платки с золотой каймой и узорами по фону - "газ явлукъ", махровые шали "керке явлукъ". Треугольные платки ("тастар къыпыкъ явлукъ") носили женщины всех возрастов жарким летом. Шили их из однотонных тонких тканей: тюля, украшенного кружевами, а иногда и золотой бахромой. Пожилые носили платки темного цвета, молодые - бежевого. Шали (в XX веке появились шали фабричного производства) считались основной принадлежностью зимнего костюма в XX веке. Часто шаль заменяла теплую одежду.
Что касается мужского кумыкского костюма, то многим он известен гораздо больше, нежели женский: достаточно взглянуть на одежду русских офицеров времен русско-кавказской войны - многие элементы их экипировки были заимствованы из костюма кумыков. Надо сказать, что этот костюм почти не отличался от костюма других народов Дагестана и состоял из рубахи туникообразного кроя, чаще из белой бязи, штанов с широким шагом из темной ткани, бешмета и черкески. Зимой поверх бешмета надевали шубу из овчины.
Головным убором кумыка была овчинная папаха цилиндрической формы, обычно с плоским верхом, или полусферической формы. В зажиточных семьях носили также папахи из среднеазиатского каракуля с суконным донышком. Основной обувью кумыка были чарыки из сыромятной кожи и кожаные сапоги. Во многих дагестанских семьях до сих пор хранятся национальные костюмы предков. Таким образом народности, населяющие Дагестан, пытаются сохранить свою древнюю культуру и традиции.

Свадебную одежду невесты-кумычки целиком обеспечивал жених. В числе обязательных подарков жениха на свадьбу невесте должны были быть шкурки на шубу. Современные женихи, следуя древним традициям, по-прежнему преподносят своим избранницам дорогие шубы в качестве свадебного подарка.
Непременным приложением к свадебному платью невесты были украшения: пояс, кольца, коралловые ожерелья. До рождения первого ребенка женщина одевалась значительно богаче других членов семьи.
У кумыков траурным цветом платка считался белый. Его носили с черным платьем. Смысловой перевод траурного одеяния - кирлер - означал невнимание к внешнему виду, так как белый платок принято было носить около двух месяцев, не стирая; буквальный перевод слова "кирлер" - несвежий, испачканный. Черный платок женщины надевали лишь в случае смерти единственного брата или сына. У мужчин не было специальной траурной одежды. В знак траура в течение 40 дней они не брились.

журнал "Ателье" №11/2004, Москва