четверг, 27 сентября 2012 г.

Макс Тильке. Костюмы народов Кавказа



Макс Тильке. Костюмы народов Кавказа
Составители Тамар Геладзе. Бонни Нейфе-Смит, Эльдар Надирадзе. Национальный музей Грузии. – Тбилиси, 2007.

Настоящий каталог содержит работы известного художника и исследователя костюмов народов мира Макса Тильке (1869-1942) в собраниях Музея Грузии им. С. Джанашиа (бывший Кавказский музей) г. Тбилиси, Грузия. Это 83 рисунка, выполненные акварелью в 1912-1913 годах. Большинство из них ранее не издавались. Решение об издании этой коллекции принималось не раз; однако, это начинание всегда кончалось безрезультатно, если не считать изданных в 1930-х годах З6-ти открыток.



В 1852 году в г.Тбилиси был учрежден Музей при Кавказском отделе Императорского Русского географического общества.
В начале XX столетия директор Музея Александр Николаевич Казнаков (этнограф, естествовед, путешественник, участник Тибетской экспедиции осуществил большую работу по сбору этнографического материала. В 1909 году он представил доклад наместнику Кавказа Иллариону Ивановичу Воронцову-Дашкову, в котором подчеркивал историческое значение национальных костюмов и необходимость их сохранения. А.Н. Казнаков просил наместника обязать всех руководителей Кавказского края содействовать сбору образцов национальных костюмов на подведомственных им территориях. Для ускорения пополнения коллекций Музеем были также организованы научные экспедиции в различные уголки Кавказа. Результаты проведенной работы оказались настолько успешными, что А.Н. Казнаков в 1910 году уже рассматривал возможность издания атласа костюмов народов Кавказа. Продолжалось интенсивное пополнение коллекций костюмов. В 1912 году для работы над атласом был приглашен известный художник и специалист по народным костюмам Макс Тильке.
Творчество М.Тильке было известно Российскому императорскому двору и по рекомендации императора его приглашают на работу в Кавказский музей. В планах художника было делать рисунки с костюмов, хранящихся в Музее, а также принимать участие в этнографических экспедициях, чтобы иметь возможность работать in situ. Рисование in situ творчески выглядело привлекательным, однако, практика показала его неэффективность и было принято компромиссное решение: каждую модель (имена многих из них известны), одетую в национальную одежду фотографировали, затем костюм приобретали и в камеральных условиях художник производил полную реконструкцию типажа. Таким образом, рисунок создавался как непосредственно по костюму, так и по фотографии. Следует, однако, заметить, что при возможности М.Тильке предпочитал рисовать прямо с модели.



Участие в научных экспедициях художнику дало возможность прочувствовать среду бытования костюмов, изучить пути его развития, правила их ношения, нормы поведения людей, носящих эти костюмы. Все это стало залогом его творческого успеха.
Начало Первой мировой войны не позволило художнику продолжить работу - он возвратился в Берлин, взяв с собой часть рисунков, в Музее же остались те работы, которые представлены в данном каталоге. Во время войны М.Тильке создавал композиции на военную тему для союза издателей в Штудгарте (Deutsche Verlag Union). В этот период и далее, до конца жизни, он занимался исследованием костюмов народов мира. На эту тему он опубликовал несколько работ, среди которых самая известная („Orientalische Kostume in schnitt und Farbe" – «Восточные костюмы, их дизайн и цвета") в 1922 году была издана книгой, в нее вошли рисунки (40 таблиц - № 44-83), созданные в Тбилиси. На этих таблицах даются отдельные элементы костюмов грузин, осетин, дагестанских народов (кубачинцы, аварцы, лезгины), армян (из Ахалкалаки, Артвина, Нахичеваня, Еревана), удин, татар азербайджанцев), шемахинцев, нухинцев, жителей Каспийских степей (калмыки, ногайцы, туркмены).
Из 83-х работ, хранящихся в Государственном музее Грузии им. С. Джанашиа, 51 таблица - типаж в национальных костюмах. Люди зачастую изображены в природной среде обитания. Рисунки дополнены аксессуарами (украшения, оружие, музыкальные инструменты, домашняя утварь и пр.). Представлены: грузины, армяне, дагестанцы, удины, греки, курды, евреи, татары (азербайджанцы), туркмены, ногайцы, турки, персияне. На 32-х таблицах изображены отдельные элементы костюмов. Все это выполнено на высоком профессиональном уровне и является уникальным материалом для изучения истории костюма.
Особенность творчества М.Тильке в том, что он избрал сложный и не проторенный путь художника и ученого. Он рассматривал историю костюмов мира в контексте истории всеобщей культуры. Несмотря на то, что на эту тему было опубликовано множество материалов, информация о модели, о форме покроя и конструкции одежды почти отсутствовала в них. В этом смысле М.Тильке представляется в свете наивыдающегося художника- исследователя.



М.Тильке пытался отобрать наиболее яркие и характерные для каждого этноса или этнографической группы образцы и таким образом, показать картину всеобщности восточного костюма, а также его региональные модификации. Произведения М.Тильке этнографически точны и натуральны, хотя и не лишены романтичности. Его главной задачей было выявить уникальность и значимость каждого этноса или этнографической группы.



Оставил ли М.Тильке какие-либо этнографические записи о Кавказе, еще предстоит выяснить, но его большая любовь к Кавказу не вызывает сомнений. Подтверждение тому великолепные работы Макса Тильке.

http://www.gazavat.ru/history3.php?rub=29&art=570 

Чеченские папахи

Стояла сильная жара, но несмотря на это, чеченцы, особенно пожилого возраста, не расставались со своими знаменитыми папахами. Сидя, они держали ее в руках или на коленях. Эта папаха, не встречающаяся у других кавказских народов, в том числе и у родственных им ингушей, появилась у чеченцев сравнительно поздно, во всяком случае не ранее 30-40-х годов XX в. С того времени этот дорогостоящий мужской головной убор стал необходимым предметом украшения костюма каждого состоятельного чеченца, определяющим символом его мужского достоинства. Чеченец среднего достатка не может обойтись без такой дорогой папахи, ставшей для всей нации определяющим этническим фактором. Где бы ни находился чеченец, его узнают по папахе. Нередко встречались нам здесь и мужчины пожилого возраста со среднеазиатской тюбетейкой на голове. Она заимствована чеченцами у населения Средней Азии и Казахстана в период пребывания там.

Глава V. «Вайнахи». Б. А. Калоев. Дневник кавказоведа — Владикавказ. Изд-во «Зонд», 2002  

среда, 26 сентября 2012 г.

Общее в женском костюме кавказских и среднеазиатских народов

Из других наблюдений в Туркмении, в частности, в Ашхабаде, меня удивило широко распространенное среди девушек и молодых женщин-туркменок красивое, свободно спускающееся, но плотно облегающее талию, длинное платье. По виду оно было похоже на парадное платье со сплошным передним разрезом горянок Северного Кавказа. По словам туркменских этнографов, это платье появилось в быту туркмен недавно под влиянием европейского костюма. Однако, хорошо известно, что между среднеазиатскими и кавказскими народами всегда существовали тесные контакты и взаимное обогащение достижениями культуры. Возможно, что этот элемент костюма туркменки относится к такому разряду заимствований.
Глава II. «Кавказ и кавказоведы». Б. А. Калоев. Дневник кавказоведа — Владикавказ. Изд-во «Зонд», 2002 

четверг, 20 сентября 2012 г.

Изменения в традиционном костюме осетинки в конце XIX в.

Приведем еще один пример, касающийся появления ряда новых элементов в традиционном костюме осетинки. «Они (осетинки.— Б. К.),— пишет Ардасенов,— настойчиво требуют на дорогие шерстяные и шелковые платки и на многое другое, о чем прежде и не снилось им. Горские красавицы ни о чем так не мечтают, как о красных башмачках и о красной шелковой рубашке. Наибольшее предпочтение они отдают ярким цветам... Кроме того, им очень полюбились ботинки и чулки, а также европейский покрой платья, которому стали подражать, что опять бьет по карману горца».

Б.А. Калоев. Материальная культура и прикладное искусство осетин. Альбом. Издательство «Наука» Москва, 1973

пятница, 14 сентября 2012 г.

Снаряжение осетинского охотника

Штедер, говоря, что для многих горцев того времени «охота оставалась главным занятием», подробно описывает снаряжение осетина, имевшее и ряд черт, свидетельствующих о широких связях этого народа с соседями. По описанию Клапрота, в начале XIX в. осетин, выезжая из своего аула, надевал «хорошее» ружье, меч, пистолет и широкий обоюдоострый кинжал. Кроме того, по обе стороны груди бешмета были пришиты карманы, в которых имелось по 5—8 патронов в деревянных или костяных футлярах. Осетин имел две связанные ремнем палочки для заполнения этих футлярчиков и большую деревянную отделанную кожей пороховницу с определенным количеством пороха. Пороховница, кинжал, нож, огниво, кожаный мешок с пулями, другой — с кремнем, банка с жиром или маслом для чистки и уборки оружия — все это укреплялось на узком ремне пояса.

Б.А. Калоев. Материальная культура и прикладное искусство осетин. Альбом. Издательство «Наука» Москва, 1973