пятница, 14 декабря 2012 г.

О сходстве традиционных костюмов ингушей и осетин

Говоря о женских головных уборах, нельзя не отметить и тот факт, что в комплексе свадебного костюма ингушей, в отличие от родственных им чеченцев, важную роль играла «специально приготовленная шапочка». Если вспомнить, что у соседних осетин невысокая плоскодонная шапочка (чызджы худ) была непременным атрибутом праздничного и свадебного костюмов, то можно предполагать еще один факт осетино-ингушских этнокультурных контактов. При этом напомним что обрядовая одежда, в частности свадебная, всегда отличается особой исторической устойчивостью и этнокультурный обмен в данном случае свидетельствует об исторической глубине данного факта.

полностью: Традиционный костюм осетин и ингушей

Традиционный костюм карабахских армян

Одежда сельского армянского населения Нагорного Карабаха, претерпев на протяжении XX в. существенные перемены, в настоящее время в целом характеризуется определенным сочетанием традиционных форм (а чаще отдельных элементов их) с общегородскими. В основном наблюдаются возрастные различия в одежде. Традиционный народный костюм карабахской армянки — һайявари продолжает бытовать только среди женщин старшего поколения. Правда, это не всегда полный комплекс старинной одежды. Основной составной частью костюма является традиционного покроя красного цвета рубаха — вирви һалав с косыми клиньями с боков, широкими и прямыми с ластовицами рукавами и с круглым воротом, имеющим разрез на груди. Поверх рубахи надевают распашную одежду своеобразной формы, обычно из синего, зеленого или фиолетового цвета сатина или шелка — хлыг или габу, подол которой состоит из трех частей и доходит почти до пяток. Непременной принадлежностью костюма служит пояс — готи, кямар — обычно из длинного куска материи красного цвета или реже кожаный с серебряной пряжкой и нашитыми пластинками.

полностью: Традиционный костюм карабахских армян

воскресенье, 9 декабря 2012 г.

Традиционные костюмы народов Грузии

В отличие от жилища, которое у переселенцев в большинстве изменяется весьма интенсивно, традиционный костюм в течение некоторого времени сохраняется мигрантами. И это вполне понятно. Редко кто из переселенцев в состоянии увезти на новое местожительство жилой дом и хозяйственные постройки (хотя такие примеры и встречаются). Наоборот, одежду не только берут с собой на новое местожительство, но могут сшить и там, придерживаясь принятых традиций. Последнее связано с тем, что костюм не в такой мере, как жилище, зависит от природно-хозяйственных условий. Хевсуры, поселившись в Джуте около двух веков тому назад, носили традиционный хевсурский костюм до 1940-х годов, чему способствовали тесные и постоянные связи джутских хевсур с Хевсурети. Этого нельзя сказать в отношении пшавов и хевсур, обосновавшихся в середине XIX в. в Эрцо-Тианети и утративших традиционный костюм еще в прошлом веке. Причины этого, видимо, кроются в меньшей изоляции этой части Грузии от остальных ее районов. Хевсуры, поселившиеся в Тианети в 1940—1950-х годах, в течение нескольких лет носили традиционную одежду. То же наблюдалось и среди хевсур Ширака.

читать полностью: Традиционные костюмы народов Грузии

воскресенье, 18 ноября 2012 г.

Национальная одежда адыгейцев

Национальная мужская одежда состояла из следующих основных частей. На тело надевалась рубашка (джан), застегивающаяся на груди. У богатых она шилась из дорогих тканей. Рубашка заправлялась в широкие, суживающиеся к щиколоткам шаровары. На рубашку надевался шелковый или бумажный бешмет (къэптал) на подкладке, со стоячим воротником, длинными рукавами и застежкой от воротника до пояса. У зажиточных он шился из тонкого сукна и отделывался вышивкой и галуном.

полностью : Национальная одежда адыгейцев

понедельник, 12 ноября 2012 г.

Традиционный костюм моздокских осетин

Пожалуй, из материальной культуры осетинских поселенцев менее всего подвергся влиянию соседних народов их традиционный костюм, прежде всего мужской. Однако у ерашти он, являясь к тому же военной формой, как и у всех казаков войска Терского и Кубанского, постоянно усовершенствовался. Вспомним изобретение Бичераховым (станица Черноярская) новой черкески - "бичераховка", получившей в начале 20-х годов широкое распространение на всем Северном Кавказе. Как бы то ни было, материалом для изготовления одежды долгое время служили домотканые сукна, большей частью из верблюжьей шерсти, особенно у цайта, разводивших верблюдов в немалом количестве.

читать далее: Традиционный костюм моздокских осетин

воскресенье, 11 ноября 2012 г.

Традиционный свадебный костюм осетин

Традиционный свадебный костюм осетин символизировал новый этап в жизни человека, связанный с изменением его социального статуса. Использование в костюме белого, красного, желтого и черного цветов и их оттенков связано, с цветовым кодом мифопоэтической модели мира осетин.

читать полностью: Свадебная одежда осетин

воскресенье, 4 ноября 2012 г.

Национальная одежда кабардинцев и черкесов

Национальная одежда кабардинцев и черкесов, как и всякая народная одежда, складывалась в результате воздействия ряда экономических, исторических и географических условий. Поскольку в их хозяйстве не было иного сырья для ткани, кроме шерсти, меха, кожи, войлока, то основные части костюма делали из этих материалов. Однако рано завязавшиеся торговые сношения с другими народами расширяли ассортимент товаров и в одежду, особенно женскую, рано вошли привозные хлопчатобумажные, льняные, шелковые и тонкие шерстяные ткани. Привозные ткани в первую очередь были доступны зажиточным. Большая часть населения, особенно до второй половины XIX в., нередко испытывала «ситцевый голод». Так или иначе из женской одежды шерстяные домотканые материалы были вытеснены полностью уже с середины прошлого века.

далее: Национальная одежда кабардинцев и черкесов

Национальный костюм курдов Закавказья

Из всех элементов материальной культуры курдов Закавказья наиболее устойчивым и полностью сохранившимся до настоящего времени является женская одежда.

Мужская национальная одежда в настоящее время почти полностью вышла из употребления и курды Закавказья ходят в костюме обыкновенного европейского покроя. Курдская мужская одежда в прошлом состояла из белой бязевой рубахи — крас, длиной до колен, широких домотканых шерстяных шаровар — шал, шерстяного архалука (архалэх) чохи. На талию курд надевал пояс (пэшт, камбар), за который затыкал кинжал. На голове носили либо обыкновенную кавказскую папаху, либо несколько разноцветных платков, повязываемых вокруг войлочного колпака — колос. На ноги надевали шерстяные и самодельные чулки (гора) и кожаные лапти (чарэх).

полностью: Национальный костюм курдов Закавказья

Национальный костюм карачаевцев

На голове мужчины носили папаху (тери бёрк), а в летнее время войлочную шляпу с полями (кииз бёрк). В дорогу брали башлык из местного или покупного сукна. Верхней дорожной одеждой служила бурка (джамчы). Зимой, а на кошах и летом по вечерам, носили тон — овчинные шубы (у стариков прямого покроя, а у молодых отрезные у пояса).

В начале XX в. распространилась крытая шуба типа поддевки со стоячим барашковым воротником. Пастухи-овчары носили длинные войлочные куртки с капюшоном — гебенек, защищавшие их от дождя и холода и не стеснявшие движений при ходьбе. Табунщики пользовались в плохую погоду бурками.

полностью: Национальный костюм карачаевцев

Национальная одежда балкарцев

Национальная одежда балкарцев имеет много общего с одеждой других народов, живущих в соседстве с ними многие века (карачаевцев, кабардинцев, осетин и др.). В дореволюционное время в мужском и женском костюмах балкарцев сказывались не только возрастные, но и социальные различия. Таубии и кулаки шили одежду из дорогих, часто фабричных тканей. Крестьянская одежда шилась преимущественно из домотканой шерстяной материи или дешевой покупной ткани.

читать полностью: Национальная одежда балкарцев

Одежда греков Кавказа

Одежда греков Кавказа приближается к одежде русских. Сохранились лишь некоторые элементы старинной одежды: у мужчин можно встретить зипун или энтери (верхняя одежда), гелани (теплый жилет или короткий теплый пиджак), широкие шаровары и пр., а у женщин — хитон (вид древнегреческого платья).

читать полностью : Одежда греков Кавказа

Абхазский национальный костюм

Староабхазский костюм ярко отразил в себе сословное и имущественное неравенство абхазов. По одежде сразу можно было определить социальную принадлежность человека. Знать и богачи носили добротные черкески, перетянутые богатыми серебряными поясами, дорогие бурки, папахи и башлыки с позументами; они разъезжали верхом, вооруженные пистолетами, кинжалами и саблями с серебряной насечкой. Крестьяне носили домотканые черкески, войлочные шапки, у пояса простые ножи, и кинжалы.

Полный комплект мужской крестьянской одежды включал нижнюю рубаху и кальсоны (последние получили распространение сравнительно недавно), грубошерстные, суконные или хлопчатобумажные штаны, короткую грубошерстную рабочую рубаху, бешмет, короткую черкеску, бурку, войлочную шапку, башлык, сыромятные кожаные чувяки, кожаные или шерстяные ноговицы с подвязками и кожаный пояс.

читать полностью: Абхазский национальный костюм

Изменения в одежде осетин в начале XX века

Трансформация, обусловленная воздействием городской культуры, городского образа жизни коснулась самих владикавказских осетин, их внешнего облика.

Для мужской одежды было характерно сочетание европейских пиджаков, жилетов, рубашек и галстуков с каракулевой шапкой, осетинскими сапогами. Европейские брюки заправлялись в сапоги. Плащ европейского покроя, шляпа с полями или военная фуражка сочетались с осетинской рубашкой, отличающейся воротником-стойкой и застежкой на ряд мелких, обтянутых тканью пуговиц. Популярным видом мужской одежды была тужурка - военная двубортная куртка. Ее могли носить с осетинским головным убором, сапогами. Престижным элементом европейской мужской одежды были галстуки, жилеты. Мужчин из высшего общества выделяла и такая деталь как часы на цепочке, прикрепленной к одежде.

полностью: Изменения в одежде осетин в начале XX века

вторник, 30 октября 2012 г.

Армянские ювелирные украшения

Армянские филигранные изделия — это прежде всего украшения женского костюма: браслеты и серьги, пояса, состоящие из объемных элементов цепочки, бусы, броши и кольца. Их кружевной рисунок состоит из вариантов геометризованного орнамента, легкого и ясно читаемого. Узор и конструкция предмета находятся в устойчивом единстве. Прочность прямых линий обеспечивается соединением гладкой и крученой проволоки в одном пучке, утолщением главных линий. Применение зерни усиливает декоративные акценты, а накладные розетки прибавляют рельефность форме браслета или звеньям пояса.
Филигранные броши, серьги мастера оживляют цветом маленьких бусин бирюзы. В крупных декоративных вазах, кубках используют такой же орнамент, обогащенный накладками.


П.И. Уткин, Н.С. Королева. Народные художественные промыслы. Москва, «Высшая школа», 1992

Азербайджанское ювелирное искусство

У ювелиров Азербайджана филигрань пользуется особой любовью. Необычайно тонкие, поистине миниатюрные украшения мастера выполняют из золота, серебра с дополнениями жемчужных подвесов и украшенных гравировкой тонких листочков.
Довольно характерны в украшениях два типа серег. Один тип плоской серьги в виде кольца имеет в нижней его части замкнутое воображаемой дугой гнездо симметрично развернутых листьев. По низу кольца идет ряд мелких подвесок. Другой тип представляет группу уменьшающихся книзу серьги полусфер, набранных тонкой филигранью и имеющих по краю подвески из бусин или тонких проволочек.


П.И. Уткин, Н.С. Королева. Народные художественные промыслы. Москва, «Высшая школа», 1992

понедельник, 29 октября 2012 г.

Шубы горцев

Капризна погода на Северном Кавказе. Бывает, летом снег пойдет, а зимой дождит. что проблематично, особенно для горцев. Но предки наши нашли выход – придумали бурку. Она свела последствия капризов погоды к минимуму. Можно стало и зимой устраивать длительные походы, и летом не промокнуть, пасти скот на альпийских лугах. Поэтому о бурке мы слышим и в песнях, и в сказаниях, и в пословицах народов Кавказа. Но старинная горская шуба, что нам исправно служила и служит, причем во много крат чаще, почему-то остается в тени. О ней мало что сказано. К тому же бурка появилась позднее, а шуба издавна служила человеку. На Кавказе редко бывало спокойно. Случались такие времена, когда нечем было даже прикрыть наготу. И тут она спасала. А когда возникала проблема в сохранении грудных детей, в такие лихие времена горская шуба становилась и ясли-садом. Не знаю, будет ли преувеличением, если сказать, что не в малой степени она способствовала сохранению народа. В горных аулах шуба во все времена служит вторым домом. Горцы ведь селились на таких высотах, куда прохлада ночи не позволяла залетать малярийному комару. Поэтому не только зимой, но и летом утром и вечером частенько спасались теплом шубы. Для горцев, оказавшихся в пределах досягаемости малярийного комара, этот комар-малютка настоящее страшилище. Даже один его укус мог стоить жизни взрослому. Поэтому и летом, как правило, во всех семьях имелся и второй «дом» – шуба. В селах традиционно на утренний намаз мужчины собирались в мечети, а затем – часок-другой проводили на годеканах, где обсуждались и решались дела джамаата, вилаята, имамата. Без шуб в такое время там не только было холодно, но даже и просто находиться было неприлично. Сегодня бурка, можно сказать, уже потеряла свое былое значение, а вот шуба – нет. Бурками пользуются только чабаны в горах. А шубы в горных селах носят многие. По-прежнему и в мечеть, и на годекан, и на поминки, зикр, мавлид идут в них. Дело не только в традиции. Слепо ей следовать бы не стоило, если бы шуба не была действительно нужна. Не знаю, действительно ли кавказские горцы живут долго, если да, то, думаю, в этом немалая заслуга шубы. Она уменьшает негативное воздействие резких перемен погоды, что присуще горному климату. А как красив горец в каракулевой папахе, старинной шубе и в хромовых сапогах. Зима ему нипочем. Возможно, такая одежда и приносит людям долголетие. В горах Южного Дагестана редко бывает пасмурно. Здесь растут сосновые, осиновые, березовые леса. Представьте дом отдыха, например, в сосновом бору, где лечат «озоношуботерапией» и козьим молоком. Не всем по душе кумыс, а вот от козьего молока никто не откажется. Горская шуба своим теплом лечит простуду, ревматизм, остеохондроз и другие хвори – это знали и наши далекие предки. И хотя шуба на вид внушительна, она довольно легка, мягка и очень удобна в повседневной носке дома – на дворе и на улице. В селе иногда приходится работать допоздна.

Надвигается, к примеру, дождь, а у вас накошено и насушено много сена на террасах. Нельзя допустить, чтобы оно пропало. И вы с раннего утра не разгибаете спину. И к ночи не чувствуете под собой ног. А ведь еще и завтра предстоит работать. Как снять усталость? Завернитесь в добротную горскую шубу. Она создаст такой комфорт, что вволю отдохнете, и к утру снова на ногах.

Случись похороны в селе, все мужчины – приезжие и местные – будут дважды в день – утром и вечером – собираться у могилы для молитвы. Попробуйте побыть там зимой без шубы – через пять минут зуб за зуб не попадет. Бывает, и в знойный полдень вас в сон бросает. Хочется немного прикорнуть, иначе до конца дня будете не в своей тарелке. Но в любой постели душно. Попробуйте выспаться в горской шубе, и будет вам «Ай лаззат!». Шуба позволяет горцам и зимой значительное время проводить на свежем воздухе. В ней довольно долго можно сидеть даже на снегу.

С пятнадцатилетнего возраста юноша в старину считался членом джамаата. К тому времени он получал и собственную шубу. И девушка тоже, выходя замуж, получала ее вместе с приданым. Ценилась шуба довольно дорого. Только на хорошую корову можно было ее обменять. Достойная семья обеспечивала шубами не только себя, но шила ее специально и для гостя. Считалось позорным ходить к соседям за шубой для гостя. В старину зимой, как правило, все спали в шубах. И мои земляки-гоорцы, как все кавказцы, старались беречь свою честь – шили добротные шубы для гостей. Из поколения в поколение передается в нашем селе рассказ о такое случае. Прибыли как-то балхарцы для продажи кувшинов в Гоор. К вечеру распродали их, заночевали и утром на мулах поехали обратно. И тут один другого спрашивает: чего, мол, тот постоянно зевает, будто не в шубе спал. А тот отвечает, шуба, дескать, у его кунака не грела, совсем худа была.

Кройка и шитье горской шубы довольно хлопотное занятие. Надо поначалу хорошенько промыть и высушить шкуры, потом заквасить их так, чтобы не испачкать шерсть, еще раз просушить и вымыть до готовности – то есть до мягкости – так, чтобы стали они податливыми и походили на тканый материал. Только после этого можно кроить и шить. Раньше в селах было много людей, умеющих это делать, но теперь остались единицы, хотя потребность в шубах растет. Это тревожно. Раз шубы востребованы, почему бы не организовать цеха по их пошиву. Ясное дело, это будет прибыльное производство.

Сегодня – «что имеем, не храним…» – таких мастеров-единиц. Даже вездесущее телевидение их не замечает. Завтра же – «…потерявши, будем плакать». И в моем Гооре остался один-единственный мастер шубных дел Кебед Азизов – старик, ветеран труда. Давно хотел он оставить это дело, но люди просят. Без его шуб в Гооре, Хиндахе и Кахибе было бы как без воды. Несколько его шуб греют и москвичей, и в Тюменской области, говорят, они полюбились. Все Кебед – от «а» до «я» – делает сам, и вручную. Если оценить это по-настоящему, то шуба будет стоить более 15 тысяч. Но Кебед берет втрое меньше. «Где, – говорит он, – сельский бедняк возьмет такие деньги?». В цехах же многое можно механизировать и прилично удешевить производство.

Кебед Азизов – красивый человек. Красивы у него жена, дом и сад вокруг. И шубами он украшает жизнь окружающих, возможно ее и продлевает. Ему под восемьдесят, но выглядит на шестьдесят. Возможно, и сам по воле Всевышнего войдет в число кавказских долгожителей. Дай Бог.
Шагабудин Алихмаев, журнал "Дагестан", №3, 2010 г. http://www.odnoselchane.ru/?sect=2977

понедельник, 22 октября 2012 г.

При заказе костюма - подарим диск с кавказскими танцами

Вниманию хореографов, руководителей танцевальных ансамблей и просто любителей танца - мы решили подготовить для вас небольшой сюрприз. Всем кто закажет у нас пошив национальных костюмов до 2013 года - мы подарим им диск с кавказскими танцами. У нас есть на выбор несколько DVD-дисков с танцами народов Северного Кавказа, армянскими и грузинскими танцами.

вторник, 9 октября 2012 г.

Одежда и оружие горцев, черкесов, осетин

В общем, идея красоты у черкесов состоит в том, чтобы иметь широкие плечи, выпуклую грудь и тонкую фигуру. Мужчины, хотя они и надевают на себя несколько сюртуков, один на другой, стягивают пояс так, чтобы не показать ни одного недостатка фигуры, а молодые люди надевают очень тесные чирики, чтобы не дать расти их и без того маленькой ноге.

читать: Одежда и оружие черкесов, горцев, осетин.

понедельник, 8 октября 2012 г.

Костюмы для осетинских танцев

Одежда сванов

У сванов нет обычая носить рубашки, они надевают два или три узких бешмета один на другой, оставляя открытой грудь, предплечья и колени. Передник заменяет им штаны, а полосы сукна, обмотанные вокруг ног от щиколотки до бедер, — чулки. Они оборачивают ступни необработанной кожей, складывающейся впереди в острый нос. Некоторые из них носят имеретинскую шапку, хотя часто голова у них не покрыта, а волосы большинство из них никогда не причесывает.
Девушки у сванов никогда ничего не носят на голове, а женщины, выйдя замуж, покрывают голову красным платком, причем закрывают не только темень и затылок, но и лицо, открытыми остаются лишь уши.
Женщины у сванов носят длинные узкие платья, обычно из красного полотна, с завязкой спереди; зимой они накидывают поверх платьев плащ из грубого сукна, а летом носят накидки из красного холста.
Несмотря на свою <…> бедность одежды, они все — и мужчины, и женщины — любят украшать себя, насколько позволяют средства, золотыми и серебряными цепочками. <…> Ружья их украшены пластинками серебра, какие-то больше, какие-то меньше.

Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского, предисловие и комментарии И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

понедельник, 1 октября 2012 г.

Одежда горожан Тбилиси в XIX веке

Одежда оказалась той сферой бытовой культуры тбилисцев, которая на протяжении XIX столетия претерпела весьма значительные изменения. Основная направленность этих изменений — европеизация костюма, постепенное вытеснение его традиционных комплексов общеевропейскими стандартами того времени. Этот процесс, растянувшийся более чем на столетие, не был однолинейным. В разных этнических, половозрастных, социальных и профессиональных группах населения он протекал по-разному, с разной степенью быстроты и интенсивности. С описания традиционной одежды жителей Тбилиси, фиксируемой за исследуемый период, мы и начнем настоящий раздел.

читать полностью: Одежда горожан Тбилиси в XIX веке

четверг, 27 сентября 2012 г.

Макс Тильке. Костюмы народов Кавказа



Макс Тильке. Костюмы народов Кавказа
Составители Тамар Геладзе. Бонни Нейфе-Смит, Эльдар Надирадзе. Национальный музей Грузии. – Тбилиси, 2007.

Настоящий каталог содержит работы известного художника и исследователя костюмов народов мира Макса Тильке (1869-1942) в собраниях Музея Грузии им. С. Джанашиа (бывший Кавказский музей) г. Тбилиси, Грузия. Это 83 рисунка, выполненные акварелью в 1912-1913 годах. Большинство из них ранее не издавались. Решение об издании этой коллекции принималось не раз; однако, это начинание всегда кончалось безрезультатно, если не считать изданных в 1930-х годах З6-ти открыток.



В 1852 году в г.Тбилиси был учрежден Музей при Кавказском отделе Императорского Русского географического общества.
В начале XX столетия директор Музея Александр Николаевич Казнаков (этнограф, естествовед, путешественник, участник Тибетской экспедиции осуществил большую работу по сбору этнографического материала. В 1909 году он представил доклад наместнику Кавказа Иллариону Ивановичу Воронцову-Дашкову, в котором подчеркивал историческое значение национальных костюмов и необходимость их сохранения. А.Н. Казнаков просил наместника обязать всех руководителей Кавказского края содействовать сбору образцов национальных костюмов на подведомственных им территориях. Для ускорения пополнения коллекций Музеем были также организованы научные экспедиции в различные уголки Кавказа. Результаты проведенной работы оказались настолько успешными, что А.Н. Казнаков в 1910 году уже рассматривал возможность издания атласа костюмов народов Кавказа. Продолжалось интенсивное пополнение коллекций костюмов. В 1912 году для работы над атласом был приглашен известный художник и специалист по народным костюмам Макс Тильке.
Творчество М.Тильке было известно Российскому императорскому двору и по рекомендации императора его приглашают на работу в Кавказский музей. В планах художника было делать рисунки с костюмов, хранящихся в Музее, а также принимать участие в этнографических экспедициях, чтобы иметь возможность работать in situ. Рисование in situ творчески выглядело привлекательным, однако, практика показала его неэффективность и было принято компромиссное решение: каждую модель (имена многих из них известны), одетую в национальную одежду фотографировали, затем костюм приобретали и в камеральных условиях художник производил полную реконструкцию типажа. Таким образом, рисунок создавался как непосредственно по костюму, так и по фотографии. Следует, однако, заметить, что при возможности М.Тильке предпочитал рисовать прямо с модели.



Участие в научных экспедициях художнику дало возможность прочувствовать среду бытования костюмов, изучить пути его развития, правила их ношения, нормы поведения людей, носящих эти костюмы. Все это стало залогом его творческого успеха.
Начало Первой мировой войны не позволило художнику продолжить работу - он возвратился в Берлин, взяв с собой часть рисунков, в Музее же остались те работы, которые представлены в данном каталоге. Во время войны М.Тильке создавал композиции на военную тему для союза издателей в Штудгарте (Deutsche Verlag Union). В этот период и далее, до конца жизни, он занимался исследованием костюмов народов мира. На эту тему он опубликовал несколько работ, среди которых самая известная („Orientalische Kostume in schnitt und Farbe" – «Восточные костюмы, их дизайн и цвета") в 1922 году была издана книгой, в нее вошли рисунки (40 таблиц - № 44-83), созданные в Тбилиси. На этих таблицах даются отдельные элементы костюмов грузин, осетин, дагестанских народов (кубачинцы, аварцы, лезгины), армян (из Ахалкалаки, Артвина, Нахичеваня, Еревана), удин, татар азербайджанцев), шемахинцев, нухинцев, жителей Каспийских степей (калмыки, ногайцы, туркмены).
Из 83-х работ, хранящихся в Государственном музее Грузии им. С. Джанашиа, 51 таблица - типаж в национальных костюмах. Люди зачастую изображены в природной среде обитания. Рисунки дополнены аксессуарами (украшения, оружие, музыкальные инструменты, домашняя утварь и пр.). Представлены: грузины, армяне, дагестанцы, удины, греки, курды, евреи, татары (азербайджанцы), туркмены, ногайцы, турки, персияне. На 32-х таблицах изображены отдельные элементы костюмов. Все это выполнено на высоком профессиональном уровне и является уникальным материалом для изучения истории костюма.
Особенность творчества М.Тильке в том, что он избрал сложный и не проторенный путь художника и ученого. Он рассматривал историю костюмов мира в контексте истории всеобщей культуры. Несмотря на то, что на эту тему было опубликовано множество материалов, информация о модели, о форме покроя и конструкции одежды почти отсутствовала в них. В этом смысле М.Тильке представляется в свете наивыдающегося художника- исследователя.



М.Тильке пытался отобрать наиболее яркие и характерные для каждого этноса или этнографической группы образцы и таким образом, показать картину всеобщности восточного костюма, а также его региональные модификации. Произведения М.Тильке этнографически точны и натуральны, хотя и не лишены романтичности. Его главной задачей было выявить уникальность и значимость каждого этноса или этнографической группы.



Оставил ли М.Тильке какие-либо этнографические записи о Кавказе, еще предстоит выяснить, но его большая любовь к Кавказу не вызывает сомнений. Подтверждение тому великолепные работы Макса Тильке.

http://www.gazavat.ru/history3.php?rub=29&art=570 

Чеченские папахи

Стояла сильная жара, но несмотря на это, чеченцы, особенно пожилого возраста, не расставались со своими знаменитыми папахами. Сидя, они держали ее в руках или на коленях. Эта папаха, не встречающаяся у других кавказских народов, в том числе и у родственных им ингушей, появилась у чеченцев сравнительно поздно, во всяком случае не ранее 30-40-х годов XX в. С того времени этот дорогостоящий мужской головной убор стал необходимым предметом украшения костюма каждого состоятельного чеченца, определяющим символом его мужского достоинства. Чеченец среднего достатка не может обойтись без такой дорогой папахи, ставшей для всей нации определяющим этническим фактором. Где бы ни находился чеченец, его узнают по папахе. Нередко встречались нам здесь и мужчины пожилого возраста со среднеазиатской тюбетейкой на голове. Она заимствована чеченцами у населения Средней Азии и Казахстана в период пребывания там.

Глава V. «Вайнахи». Б. А. Калоев. Дневник кавказоведа — Владикавказ. Изд-во «Зонд», 2002  

среда, 26 сентября 2012 г.

Общее в женском костюме кавказских и среднеазиатских народов

Из других наблюдений в Туркмении, в частности, в Ашхабаде, меня удивило широко распространенное среди девушек и молодых женщин-туркменок красивое, свободно спускающееся, но плотно облегающее талию, длинное платье. По виду оно было похоже на парадное платье со сплошным передним разрезом горянок Северного Кавказа. По словам туркменских этнографов, это платье появилось в быту туркмен недавно под влиянием европейского костюма. Однако, хорошо известно, что между среднеазиатскими и кавказскими народами всегда существовали тесные контакты и взаимное обогащение достижениями культуры. Возможно, что этот элемент костюма туркменки относится к такому разряду заимствований.
Глава II. «Кавказ и кавказоведы». Б. А. Калоев. Дневник кавказоведа — Владикавказ. Изд-во «Зонд», 2002 

четверг, 20 сентября 2012 г.

Изменения в традиционном костюме осетинки в конце XIX в.

Приведем еще один пример, касающийся появления ряда новых элементов в традиционном костюме осетинки. «Они (осетинки.— Б. К.),— пишет Ардасенов,— настойчиво требуют на дорогие шерстяные и шелковые платки и на многое другое, о чем прежде и не снилось им. Горские красавицы ни о чем так не мечтают, как о красных башмачках и о красной шелковой рубашке. Наибольшее предпочтение они отдают ярким цветам... Кроме того, им очень полюбились ботинки и чулки, а также европейский покрой платья, которому стали подражать, что опять бьет по карману горца».

Б.А. Калоев. Материальная культура и прикладное искусство осетин. Альбом. Издательство «Наука» Москва, 1973

пятница, 14 сентября 2012 г.

Снаряжение осетинского охотника

Штедер, говоря, что для многих горцев того времени «охота оставалась главным занятием», подробно описывает снаряжение осетина, имевшее и ряд черт, свидетельствующих о широких связях этого народа с соседями. По описанию Клапрота, в начале XIX в. осетин, выезжая из своего аула, надевал «хорошее» ружье, меч, пистолет и широкий обоюдоострый кинжал. Кроме того, по обе стороны груди бешмета были пришиты карманы, в которых имелось по 5—8 патронов в деревянных или костяных футлярах. Осетин имел две связанные ремнем палочки для заполнения этих футлярчиков и большую деревянную отделанную кожей пороховницу с определенным количеством пороха. Пороховница, кинжал, нож, огниво, кожаный мешок с пулями, другой — с кремнем, банка с жиром или маслом для чистки и уборки оружия — все это укреплялось на узком ремне пояса.

Б.А. Калоев. Материальная культура и прикладное искусство осетин. Альбом. Издательство «Наука» Москва, 1973

вторник, 21 августа 2012 г.

Одежда ингушей

Ингуши хорошо сложены, но обычно худощавы, имеют дерзкий вид, нелюдимы и серьезны. Они бдительны, проворны, выносливы и неутомимы. Одеваются они на манер черкесов, но скверно; зимой и летом носят бурки. До XIX века ингуши сохранили народную традицию изготовления щитов. Щиты делают из дерева, обтягивают кожей, скрепляют железными обручами и украшают тонкими металлическими пластинками овальной формы. В настоящее время такие щиты почти не встречаются.
Женщины-ингушки маленькие, сильные и довольно хорошенькие. Молоденькие девушки в расцвете лет имеют веселый нрав, они предупредительны, резвы. Волосы у них подстрижены таким образом, что закрывают половину лба, остальную часть волос они заплетают в косы, которые ниспадают на спину и на плечи. Чтобы волосы блестели, они тщательно за ними ухаживают. Прическа замужних женщин иная: они делят волосы на две части-хвосты, и каждый хвост обвивается лентой или полоской шелковой, шерстяной или хлопковой ткани, затем эти хвосты толщиной в палец накручивают на голову, закрепляя краями лент. Также женщины носят серьги — длинные, массивные, выполненные из меди, латуни или стекла. И, наконец, они украшают голову убором в виде чепца-колпака на черкесский манер, который им очень идет, а кусок белой ткани спадает вдоль спины, покрывая волосы.
Часть рубахи — плечи и ворот — покрывает вышивка, шириной примерно в пять пальцев. Вышивка цветная, шелком или шерстью. Женщины носят платье длиной до щиколоток, с поясом. Они также носят длинные шальвары. По шальварам можно отличить женщину замужнюю, так как она носит шальвары красного цвета, вдовы и пожилые женщины — голубого цвета, а девушки незамужние носят белые шальвары. Шальвары также вышиваются разноцветными нитками, а на уровне лодыжек они окаймлены черной лентой. Зимой женщины носят сапожки, а летом ходят босиком.




Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

Одежда абхазов

Одежда абхазов похожа на черкесскую. Они носят полукафтан, а под ним — узкое платье, которое обычно подбито ватой, оно называется «бешмет» или «архалук». Штаны у абхазов узкие, а поверх них носят суконные чулки, которые подвязывают под коленями разноцветной узорной тесьмой (по-русски эти чулки называются «ноговицы»).
На голове абхазы носят суконный капюшон, называемый «башлык», который они завязывают, как тюрбан, в хорошую погоду, а во время ненастья концы башлыка опускают. Некоторые из их князей носят небольшие суконные шапочки с меховой опушкой. Вместо сапог абхазы носят сандалии, но многие из них вообще ходят босиком.


Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

Одежда и оружие карачаевцев

Мужчины, как и черкесы, носят суконную одежду, похожую на узкий сюртук, называемую «чимек». Они сами изготовляют сукно, которое ценится на всем Кавказе. Женщины также носят суконные одежды и накидки, если они появляются на людях; летом же, в большую жару, на них нет ничего, кроме легкого платья из белой хлопчатобумажной ткани. Более молодые из них покрывают голову шапочкой с серебряными блестками; волосы заплетают на черкесский манер в косички, в них вплетают белые ленты и свободно распускают косы по плечам. С определенного возраста женщины начинают носить на голове белое покрывало.
Их оружием являются ружье, пистолет, шашка и кинжал; в прежние времена у них были щиты и два различных вида пик.


Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

Оружие и одежда хевсуров

Одежда хевсуров похожа на грузинскую, во всяком случае они частично скопировали типы одежды других горцев, и, поскольку они враждуют со всеми своими соседями, они очень хорошо вооружены. Их оружие — это винтовки, пистолеты, сабли, кинжалы, а некоторые хевсуры до сих пор носят еще и щиты для отражения сабельных ударов; кое у кого есть кольчуги и шлемы, закрывающие не только теменную часть головы, но затылок и часть лица.
Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

пятница, 17 августа 2012 г.

Изготовление холодного оружия и сукна на Кавказе

У народов, которые находятся лишь на первоначальных стадиях цивилизации, ремесла не могут процветать; так мы не находим этого у горцев, за исключением изготовления оружия, в чем они достигли высшей степени совершенства. Их кольчуги, ружья, кинжалы, сабли и т. д. превосходны и высшего качества. Самые лучшие оружейники — кубачинцы в Дагестане и у черкесов. Их золотых и серебряных дел мастера украшают золотом и серебром оружие, корнетики для пороха, поясные ремни и т. д.
Совершенство этого вида работ, красоту и гармонию рисунка, который они воспроизводят чернью по золоту или серебру посредством кислоты, трудно себе представить.
В обязанности женщин входит выделка сукна. Они делают из шерсти обыкновенное сукно для мужской одежды, одеяла, войлочные плащи — бурки, а также шубы из целых шкур. Вот этим и ограничиваются их промыслы. Они обменивают бурки, кожи, шерсть и сукно, а также баранов на соль, полотно, кожаные ремни, железо, медные чаши, шелковые и хлопчатобумажные ткани, которые привозят им русские и грузины.


Иоганн Бларамберг.
Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010.

зачеркнуто мной

среда, 15 августа 2012 г.

Изготовление чеченцами одежды, ювелирных изделий

Достаточно развитым было в Чечне ткацкое производство, а также изготовление войлочных ковров и бурок.
Чеченское сукно пользовалось большой популярностью на Северном Кавказе, из него шили черкески, мундиры. Чеченские мастерицы славились искусством отделки черкесок золотом и серебром.
Занимались чеченцы и выделкой кож, из которых изготавливали обувь, одежду, а из овчины — шубы и полушубки.
Чеченские ювелиры занимались в основном изготовлением серебряных изделий, а также отделкой серебром оружия, конской сбруи.


Леча Ильясов. Культура чеченского народа. М. 2009.

Чеченское холодное оружие

... на высоком уровне находились у чеченцев металлообработка и производство металлических изделий, особенно оружейное производство. Чеченское холодное оружие пользовалось большим спросом не только на Северном Кавказе, но и в других регионах. В Чечне существовали целые династии оружейных мастеров, которые из поколения в поколение передавали технологию выплавки стали, ее закаливания. Чеченские шашки «гурда», «калдам», «терс-маймал» обладали высоким качеством закаливания, прочностью клинка и пользовались такой популярностью, что считались бесценными.
 Высокого уровня достигли чеченские оружейники в производстве кинжалов, а позднее — огнестрельного оружия (ружей, пистолетов).

Леча Ильясов. Культура чеченского народа. М. 2009

понедельник, 30 июля 2012 г.

Одежда осетин

Теперь осетинские оборванные ребятишки в войлочных шлыках, напоминающих еще греческую мифологию, спокойно играют под амбразурами этого старинного врага и покорителя своего народа. Осетины в своем квартале почти совсем усвоили обычный тип русской жизни. <…> Женщины не прячутся, лица все открыты. Будничный наряд их напоминает обычный татарский, то есть распашное платье с вырезанной грудью (бешмет); сверх нижнего платья шаровары по пятки; на голове шапочка и покрывало. Две черные букли висят по вискам.
Осетинки показались мне такими же носатыми и черными, как все вообще татарки, и никакого подобия белокурой расы готов, которую подозревают в них некоторые ученые, я в них не приметил. Таким же общим, смугло-цыганским типом глядят и растрепанные мужья их.
<...>
Осетинка сама прядет шерсть своих овец и ткет из нее прекрасные мягкие ткани для черкески или башлыка своего мужа; осетинка шьет ему сапоги из кожи козла или буйвола, папаху из домашней овчины, приготовляет изящные позументы и тесьмы для отделки его платья и оружия. Словом, осетин одет с головы до ног своей женой.


Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть первая. Через хребет.

Одежда у лезгин

Что ни увидите вы на лезгине: его грациозную черкеску, отороченную серебряным позументом, его ярко расшитый чепрак, его шапку, его бурку, его сапоги — все это домашнее изделие одних и тех же женских рук; они сами воспитывают ему овцу, они сами стригут, сами моют, чешут и прядут ее шерсть, сами ткут ткани из этой шерсти, сами кроят и шьют одежды из этих тканей...
<...>
Одеты лезгины превосходно. Это уже не оборванные «орлы» дидойских аулов... На всех тонкое, цветное сукно, все в серебре, в дорогом оружии, на отличных коньках. Лезгин мало черных. Они большей частью русые или рыжие, с маленькими, плотно остриженными бородками, торчащими вперед, с длинными, тоже вперед торчащими носами, с бритыми досиня головами, и только на висках темнеют коротенькие полоски волос, вроде банкенбард... Вообще фигуры в высшей степени характерные, статные, красивые...
<...>
О солнечной жаре сухой, костистый лезгин даже и не помышляет. Он и в жару носит на голове баранью папаху, баранью шубу. Он успеет выпотеть в своей никогда не прекращающейся горской гимнастике, с детства до старости, до такой сухости, что в нём уже ничто не может вызвать испарину...

Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть четвертая. Дагестан

Одежда бежтинцев

Беджита — один из больших и богатых аулов Дагестана. Дома большие, в несколько ярусов, лепятся вдоль обоих берегов реки... Крыши, галереи, улицы наполнены любопытными, особенно детьми и женщинами. Наряд здешних женщин уже несколько отличный от дидоек, головы просто повязаны платками, а на бешметах с разрезной грудью, обычного здесь цвета темно-синего с красным, нашиты и навешаны в несколько рядов серебряные монеты, подвески в форме луны, кораллы густыми нитями, вообще целая броня разных сверкающих и звенящих безделушек. Огромные серебряные кольца висят в ушах каждой беджитки, не исключая маленьких девочек, и, кроме того, рядом с ними — другие кольца поменьше, с тройными серебряными подвесками...
Как во всем горном Дагестане, здешняя женщина не прячется от мужчин под фату и носит только серебро; золота не видно вовсе ни на оружиях мужчин, ни на нарядах женщин. Дагестан и Грузия любят только серебро.

На дворе сельского старшины Холха, где назначен был наш ночлег, встретили нас, среди толпы всякого люда, выстроившиеся в ряд важные белобородые старики, почетнейшие жители деревни, некоторые в чалмах хаджи, в широких халатах, другие в белых, как снег, папахах каких-то особенных шелковистых овчин.
Очень многие мужчины и дети, собравшиеся во двор, несмотря на разгар лета, были в бараньих шубах, вывороченных наружу своей длинной, чрезвычайно волнистой шерстью, в таких же длинноволосых, падающих на лицо, папахах... <…> Это был удивительно интересный для художника живой альбом самых характерных типов Дагестана. Почти все — красавцы наподбор, плечистые, статные, совсем не под пару своим низкорослым, старообразным и некрасивым бабам.
<…>
На всех детях были надеты очень красивые, из шерсти вязаные башмаки с острыми и длинными, вверх загнутыми носками, собственноручное изделие лезгинских матерей, как весь вообще наряд маленьких и взрослых, от папахи до бурки и позументов черкески... Такие же башмаки всевозможных пестрых узоров, оригинальные, носят тут все женщины и мужчины. Они вяжутся вместе с чулком.


Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть четвертая. Дагестан

Наряд дидойских женщин

Наряд дидойских женщин пахнет самыми отдаленными веками и глубоким Востоком... Может быть, это еще мода, занесенная сюда в горы какими-нибудь арабами VII века...
Широкие темно-красные мантии из кумача покрывают сзади голову и все тело дидойки, одетой в темную синюю рубаху; мантии эти перехвачены складками на шее и спускаются до самых ног... Они выложены сплошными рядами старинных серебряных монет, расшиты серебром, оторочены разными подвесочками и бахромой в той части своей, которая покрывает голову... Говорят, тут найдешь иногда монеты древнее и интереснее, чем в любом нумизматическом музее: египетские, персидские, арабские, римские, монгольские и, пожалуй, такие, каких мы совсем еще не знаем...
В этих воровских гнездах, спрятанных в самое поднебесье, никогда не знавших ни торговли и никаких мирных сношений с другими народами, могла сохраняться в течение столетий и даже тысячелетий какая-нибудь ценная добыча, приносимая уцелевшим разбойником из разграбленных им городов и царств роскошного Закавказья.
Эти сверкающие кусочки серебра делались единственной наследственной драгоценностью семьи, украшая по очереди десятки женских поколений, чередовавшихся друг за другом, и должны были поэтому сберегаться пуще глаза, как святыня дома.
Во всяком случае, меня поразило богатство этих крайне неудобных и неловких женских одежд дидоек, так заботливо и затейливо убранных сравнительно с неряшеством их оборванных мужей, величающих себя «орлами».
Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть четвертая. Дагестан

Кахетинцы

Тип кахетинца смирнее и, так сказать, гражданственнее, чем воинственные типы других грузинских народностей. Низенькая войлочная шапочка вместо папахи и башлыка, черкеска без патронов, оружия почти нет, только кинжалик мотается себе для приличия у пояса, чтобы хоть немножко Кавказом пахло. Да и лица гораздо мягче.
Недаром «вино веселит сердце человека». Было воскресенье, и на улице везде сидели кучки народу. Мужчины почти всегда особо от женщин, как везде здесь, на Кавказе. Зрелые женщины, с обычным здесь резким и неприятным выражением лица, носатые, птицеподобные; молодые — стройные и хорошенькие. Наряд их общегрузинский, ярок и изящен. Ничего грубого, домашнего, мужицкого, хотя все это рабочий народ. «Тавсакрави» разноцветного бархата, расшитые золотом, кисейные покрывала, на плечах кружевные платки, платья тоже из кисеи, из ситца. Грудь открыта посредине, сзади шлейфы, по сторонам лица спускаются два черных локона. Да и черты лица незагрубелые, исполненные достоинства — вообще нисколько не напоминают рабочий крестьянский тип.
Навстречу нам то и дело попадаются кавалькады кахетинских дам. То какая-нибудь разодетая княжна со своими подругами, верхом, по-мужски, на отличном коне, покрытом до хвоста ярко-красным, богато расшитым чепраком, большим, как ковер, провожаемая толпой седых усачей и молоденьких, длинных и гибких, как ивовые хлысты, черноусых князьков.
Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть третья. Тифлис и Кахетия

среда, 25 июля 2012 г.

Мингрельцы

Целая толпа мингрельцев в характерных местных нарядах наполняла столовую духана. Все одеты красиво и щеголевато, в ярких цветах, в серебре, в оружии. <…> Башлыком своим, всегда каких-нибудь приятных цветов, всегда тонкого сукна, всегда с позументами и кистями, мингрелец умеет распоряжаться с неистощимой изобретательностью и кокетливостью. Он то взгромоздит его на голове высоким грозным тюрбаном, ухарски спустив мимо уха серебряную кисть, — тогда тонкие и смуглые черты его южного лица глядят настоящим курдским башибузуком, — то вольно распустит его по плечам, как усталый пилигрим Крестовых походов, то завяжет его под подбородком в какую-нибудь, грациозную петлю. Франты они страшные! Целые фунты серебра висят у них на поясах и перевязях, в виде разных привесок, собачек, пуговиц, пряжек, кисточек, на груди, в массивной оправе, патронов, кинжалов, оправленных в сплошное серебро, шашек с серебряными рукоятками, в перехваченных серебром ножнах, пистолетов, тоже в серебре...
Впрочем, в этом отношении не уступают им ни имеретины, ни грузины, ни горцы Кавказа. Старинный головной убор Рионской долины, в котором обыкновенно изображают в этнографических сборниках имеретин и мингрельцев, мягкая плоская накладка на голову, привязанная тесьмой, уже встречается теперь очень редко и везде уступила, место башлыку и папахе, точно так же, как пресловутая старинная прическа мингрельцев — целая копна волнистых длинных волос — уступила место гораздо более удобной в жару короткой стрижке и даже прямо татарскому бритью головы.

Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть вторая. Долина Риона

Отношение к оружию на Кавказе

С другой стороны, грузинский крестьянин никогда не переставал быть человеком оружия и никогда не убивал в себе вполне чувства своего достоинства. Кровавая расправа с помещиком за оскорбление и притеснение составляла в Грузии обычное явление, и безмолвная угроза ее сдерживала произвол дворянства гораздо действеннее, чем увещания католикоса и бессильные законы царя. Народ, привыкший носить оружие, никогда не может совершенно обратиться в смиренного раба.

И это чувство внутренней независимости человека было тем резче и заметнее, чем ближе к вольным горам, чем дальше от государственного центра были провинции Грузии.


Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть вторая. Долина Риона

Поговаривают также о всеобщем разоружении кавказцев, может быть, на том основании, что венский булочник и мюнхенский пивовар ходят давно без ружья и кинжалов.
Немцев, которые тут ни при чем, вспомнили, а того не вспомните, какая полиция будет в состоянии охранять козьи тропы Кавказского хребта и какая судебная власть будет защищать честь и имущество жителей, гнездящихся на неприступных утесах, за облаками...
Для восстания народ, даже и обезоруженный, всегда найдет оружие, но лишить его без всякого повода того, что он считает лучшим украшеньем своей жизни, нераздельной принадлежностью мужа, всей чести и богатства его, его семейной святыни, — это и безрассудно, и несправедливо. К тому же какие армии шпионов потребовались бы для действительного осуществления этой насильственной меры?

Е.Л. Марков. Кавказ: музей мировой истории. Часть четвертая. Дагестан

понедельник, 16 июля 2012 г.

понедельник, 25 июня 2012 г.

Дагестанский народный орнамент

Дагестанский народный орнамент

ищу вот такую книгу "Дагестанский народный орнамент" М.М. Байрамбеков. Подскажите, если можно где-то скачать..

вторник, 19 июня 2012 г.

Амузгинский клинок

Кавказские сабли и кинжалы самую лучшую сталь имели, дамасскую и амузгинскую, — втолковывал мне в автобусе попутчик, житель дагестанского селения Уркарах. — Теперь такую не делают. Секрет забыли. В этом категорическом заявлении была доля истины. Даже даргинцы и кубачинцы стали забывать об искусстве изготовления клинков — искусстве, принесшем им некогда мировую славу. Булат, Дамаск, амузгинская сталь — эти понятия со временем стали смешиваться. Лучшими клинками Востока были, конечно, булатные. Но настоящий булат умели изготавливать только в Индии и Персии. В Дамаске же ковали сабельные клинки из индийского булата, привозимого туда в «вутцах» — круглых металлических лепешках, разрубленных надвое. Выковывали, бывало, из индийского булата клинки для сабель и кинжалов и на Кавказе, главным образом в Грузии. Их делали даже в Москве, царь Алексей Михайлович был большим знатоком булата. А вот амузгинские клинки, амузгинская сталь в виде сварочного булата — это уже чисто дагестанское искусство, действительно, утраченное ныне. Но не из-за потери секрета — секрет невелик, — из-за потери спроса.

Когда-то эта тропинка была оживленной дорогой, по ней без конца шли нагруженные лошади, везли в Амузги железо, а обратно — сабельные и кинжальные клинки. В Кубачах эти клинки приобретали рукоятки, ножны, украшенные серебром, глубокой гравировкой, чернью, золотой насечкой, эмалью. Кавказу нужно было оружие, много оружия. Ведь каждый горец, какой бы национальности он ни был, имел несколько кинжалов и саблю. Оружие определяло лицо человека, его богатство, положение в обществе. Как ни красиво бывало оно украшено, все равно больше всего в нем ценился клинок, качество стали. А лучшей сталью Кавказа могла быть только амузгинская. Эти клинки шли и на внешний рынок, на Восток, в Европу, ими пользовалось русское дворянство.

В старое время клинок, прежде чем выйти из рук мастера, должен был пройти тринадцать стадий обработки. Сначала выковывали «сварочное железо». Для этого брали три сорта покупной стали. Крепкая сталь для лезвия называлась «антушка». Мягкая, употребляемая для сплошной части клинка, — «дугалала». А самый крепкий сорт стали «альхана» шел на подложку. Все три сорта выкладывались полосами.

Зажав щипцами стопку сложенных пластин, кузнец клал их в горн и раскаленными осторожно переносил на наковальню. Полосы сковывались, и получалось «сваренное железо». Затем выделывалась форма кинжала, его жало и узкий стержень для рукоятки. Особым стальным резцом выстругивался вручную желобок с двух сторон. Курбан показал мне, как это делается. Дальше шла обточка и чистка железным скребком до зеркального блеска, прокаливание и закалка в воде, налитой в деревянное корыто. После закалки клинок получал синеватый тон, на клинке проявлялся крупнорисунчатый

«Дамаск» — узор в виде извилистых и круто завернутых в отдельные клубки линий. Такая сталь была чрезвычайно крепка и в то же время эластична. Шашку из амузгинской стали можно было согнуть в колесо и ею же рубить гвозди. Причем на лезвии не оставалось никаких следов.

Работа была весьма трудоемкой, на выработку одного хорошего сабельного клинка мастер затрачивал восемь дней. Ну и, понятно, у каждого кузнеца были свои секреты; один умел придавать различные оттенки стали, другой — варьировать рисунок «Дамаска» от самого крупного до самого мелкого, третий знал особые секреты сочетания стальных полос, секреты, дававшие лучшее качество стали... А самым главным в этом искусстве был опыт мастера. Работали ведь без измерительных приборов и термометров, все на глазок. Чуть перегрел, чуть перековал, чуть перекалил — и пропало дело. Поэтому хороший клинок был дорогим.

Ювелирное искусство кубачинских мастеров, работающих в своих старинных традициях, за последние годы значительно выросло. Выходящие из их рук изделия, в том числе и сувенирные кинжалы, очень красивы. И как приятно, беря в руки такую вещь, сказать, как и тысячу лет назад: «Отделка кубачинская, клинок — амузгинский».

http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5798/

среда, 30 мая 2012 г.

Украшение азербайджанского холодного оружия

Ножны кинжалов и шашек изготовлялись из двух деревянных планок, точно соответствующих размеру клинка шашки и кинжала. Затем эти планки обтягивались обработанной ослиной или козлиной крашеной кожей. Рукоятку к кинжальному клинку делали из рога буйвола, а нарядную - из моржовой или слоновой кости. Собирая ножны, мастер должен был закрепить в надлежащих местах все полагающиеся металлические части и украшения, сделанные им самим или руками другого мастера.

Чем богаче был азербайджанец, тем роскошнее были его оружие и пояс. Самое дорогое и нарядное оружие и пояса, гозырные головки изготовлялись по особому заказу. Бедная часть населения пользовалась оружием более скромного оформления, без серебряной оправы, без позолоты и другой отделки. Рядовой азербайджанец выбирал, прежде всего, кинжал с добротным клинком. Ни один уважающий себя мужчина не выходил из дома без кинжала.

Декорированное многими художественными и технологическими ювелирными способами азербайджанское оружие - ценный источник, дающий наглядное представление о состоянии дел в искусстве художественного оформления изделий. Оружие украшали насечкой по кости, металлу и рогу с глубокой гравировкой и чернью по серебру.

Следует отметить, что в декор оружия часто вписывали имена и изречения, выполненные арабской вязью. Искусная рука мастера умело размещала письмена среди узоров и рисунков, переплетая буквы с ритмическими изгибами орнаментальных линий, что в целом превращалось в неотъемлемую часть композиции.

http://www.sanat.orexca.com/rus/archive/3-10/sevil_sadyhova.shtml

пятница, 13 апреля 2012 г.

Ювелирные украшения народов Кавказ

Ювелирные украшения составляли неотъемлемую часть традиционного костюма всех народов Кавказа. Украшения выполняли важную символическую роль - служили оберегами, знаками принадлежности к определенной этнической и социльно-возрастной группам. Диадемы на головные уборы, налобные, височные подвески и серьги, пряжки для поясов и персти выполнялись в традиционных ювелирных техниках. В репертуар традиционных орнаментальных мотивов входили разнообразные символы плодородия: изображения птиц, граната, миндаля, рогов, ромбов.

Большим разнообразием отличаются дагестанские серебряные украшения. Кубачинские перстни и браслеты обильно инкрустированы бирюзой, сердоликом, жемчугом. Аварские височные и налобные украшения с множеством цепочек и подвесок предназначались для женских головных уборов.

Важнейшим элементом костюма жителя Кавказа были пояса, собранные из литых или штампованных сегментов, с красивыми пряжками, украшенными рельефными узорами с чернью и позолотой.

Оружие горцев

Оружие для горца испокон веков было предметом особой гордости. Ножны, рукояти кинжалов и шашек, стволы пистолетов украшались тонким гравированным орнаментом, золотой насечкой, чернью и золочением. Особенно высоко ценилась кубачинская работа. Дагестанские мастера из горного селения Кубачи специализировались на художественном оформлении оружия. Сюда поставлялись готовые клинки, одевавшиеся златокузнецами в серебряное обрамление. Каждый рисунок имел свое название. Излюбленными мотивами были тута - ветвь и мархарай - заросль.

Курды под Алагезом

«Курды под Алагезом».
 А.Чирков. 1931.
Холст, масло.